Меню

Военные приборы наблюдения ссср

Советские приборы ночного видения времён Великой Отечественной войны

Приборы ночного видения (ПНВ) на протяжении уже нескольких десятилетий занимают очень важное место в современном мире. Эти оптико-электронные приборы, обеспечивающие оператора изображением местности (цели, объекта) в условиях недостаточной освещенности, широко используются сегодня в различной военной технике. В первую очередь ПНВ используются для обеспечения боевых действий в ночное время, для ведения скрытного наблюдения (разведки) в темное время суток или в недостаточно освещенных помещениях, вождения военной техники всех типов без использования демаскирующего света фар и решения других подобных задач.

В современном мире приборы ночного видения выходят и на гражданский рынок, и уже не являются, чем-то удивительным или уникальным. Однако на заре их появления все было совершенно иначе. ПНВ были настоящим прорывом, разработка первых таких устройств велась в разных странах мира еще до начала Второй мировой войны, а сама война лишь ускорила и дала толчок разработкам в данным направлении. Собственные приборы ночного видения разрабатывались и в СССР.

Еще в предвоенные годы в Советском Союзе активно велись работы по разработке разнообразных приборов, призванных повысить огневую мощь танков и расширить возможности их боевого применения в любое врем суток и при разных климатических условиях. Еще в 1937 году на НИБТ полигоне на легком танке БТ-7 были испытаны и рекомендованы к серийному выпуску прожекторы, предназначенные для ведения огня ночью. А в 1939-1940 годах на танке БТ-7 прошли испытания советских инфракрасных приборов ночного видения, которые получили обозначение «Шип» и «Дудка». В комплект «Шип», который был создан инженерами Государственного оптического института и Московского института стекла, были включены инфракрасные перископические очки и комплект дополнительного оборудования, предназначенный для вождения боевых машин в ночные часы.

Испытания усовершенствованного комплекта под названием «Дудка» состоялись на НИБТ полигоне в июне 1940 года, а затем и в январе-феврале 1941 года. В данный комплект были включены перископические инфракрасные очки для командира танка и механика-водителя, а также два инфракрасных прожектора диаметром 140 мм и мощностью по 1 кВт каждый, блок-пульт, отдельный инфракрасный сигнальный фонарь и комплект электрокабелей к очкам и прожекторам. Масса очков без учета массы нашлемного крепления (боковые растяжки и ремни, налобный щиток) составляла 750 граммов, угол зрения — 24 градуса, дальность видения — до 50 метров. Данные приборы ночного видения были собраны специалистами завода № 211 НКЭП. Они в основном удовлетворяли специалистов ГАБТУ РККА и обеспечивали возможность вождения танков в ночных условиях, но несовершенство и громоздкость конструкции первых инфракрасных очков, а также трудности с их применением, особенно в зимних условиях, требовали их дальнейшей конструктивной доработки, которая так и не была окончательно осуществлена из-за начавшейся Великой Отечественной войны.

В военные годы массового производства приборов ночного видения в Советском Союзе наладить не удалось. Хотя советская промышленность их выпускала, но очень ограниченными партиями. Приборы поступали на флот и в танковые дивизии в качестве испытательных образцов. К примеру, Черноморский флот летом 1941 года располагал 15 комплектами корабельных систем ночного видения, а к осени того же года получил еще 18 приборов ночного видения. Сухопутные части начали получать первые приборы лишь в 1943 году, они поступали малыми испытательными партиями, которые запрещалось использовать в боях. Дальность действия первых ПНВ не превышала 150-200 метров, в основном они годились только для обеспечения движения колонн техники в ночное время суток.

Часть приборов ночного видения, созданных в годы Второй мировой войны, является по-настоящему экзотичными вариантами, про которые очень трудно получить дополнительную информацию. К примеру, Автомобильный архивный фонд, специализирующийся на технической документации к советскому автотранспорту, к 9 мая представил материал с уникальными фотографиями проектируемых в 1941 году в Москве приборов ночного видения для последующей установки на автомобильный транспорт. К сожалению, неизвестны, ни точное название проектируемых приборов, ни авторы изобретений. С большой долей вероятности представленные прототипы навсегда остались в роли экспериментальных и демонстрационных образцов.

С началом Великой Отечественной войны в Москве в стенах Всесоюзного электротехнического института было организовано особое конструкторское бюро, основной задачей которого стали разработка и внедрение в производство новых образцов вооружения и военной техники. Именно в ВЭИ были созданные многочисленные приборы ночного видения для кораблей, самолетов, танков и стрелкового оружия. В архиве автомобильного фонда нашелся уникальный документ, который содержит краткое описание автомобильного и разведывательного приборов ночного видения.

С наступлением темноты водители грузовых автомобилей вынуждены были свести к минимуму использование света фар, так как колонны подвергались обстрелу и бомбежке со стороны противника. Это в свою очередь становилось причиной замедления движения транспорта и частых аварий в темное время суток. В качестве решения данной проблемы во Всесоюзном электротехническом институте установили прибор ночного видения на грузовой автомобиль ГАЗ-АА (знаменитая полуторка).

Принцип действия прибора ночного видения был достаточно прост — в кабине грузового автомобиля был размещен бинокль, имеющий два объектива, два электронно-оптических преобразователя света и две лупы, которые служили для увеличения изображения и поворота его на 180 градусов. На крыше кабины автомобиля устанавливалась обыкновенная автомобильная фара — осветитель с довольно мощной лампочкой на 250 ватт. Фара закрывалась специальным светофильтром, который пропускал лишь инфракрасные лучи. Этот невидимый для человеческого глаза свет считывался при помощи электронно-оптических преобразователей бинокля и преобразовывался в картинку. Аккумуляторы, предназначенные для питания данной системы, располагались в кузове грузовика. Благодаря наличию такого прибора, водитель мог ехать в ночное время суток, в полной темноте со скоростью до 25 км/ч, ориентируясь на местности через бинокль. При этом видимость прибора ограничивалась всего 30 метрами.

Одновременно с этим был спроектирован и собран портативный вариант прибора, предназначенный для разведчиков. Принцип действия устройства был аналогичен автомобильному варианту. Все приборы крепились на кронштейнах и ремнях непосредственно на человека. На груди размещалась фара от автомобиля ГАЗ-АА с автомобильной лампочкой в 12-15 Вт, аккумуляторная батарея — на спине разведчика, бинокль — спереди. Общий вес такого портативного комплекта не должен был превышать 10 кг.

Источник

Военные приборы наблюдения ссср

Танковый прибор механика-водителя 191.012.26 «PUMA-DRIVER» предназначен для наблюдения за местностью (дорогой) при вождении машины «по-боевому» в дневных условиях, в сумерках и ночью.

Танковый прицельный комплекс 1А40-1 предназначен для измерения дальности до неподвижных, движущихся целей с места и в движении

Предназначен для:ведения наблюдения из танка;поиска, обнаружения цели ночью и днем;обеспечения прицельной стрельбы из орудия штатными снарядами и спаренного с орудием пулемета в ночных условиях;стрельбы из орудия управляемыми снарядами и управления ими в дневное время.

Читайте также:  Приборы для анализа крови в лаборатории

COT NVB-4 ВС — бинокль ночного видения с ручной регулировкой яркости изображения (BC) на основе электронно-оптического преобразователя (ЭОП) 2+ и 3 поколения.

COT NVB-6 ВС — бинокль ночного видения с ручной регулировкой яркости изображения (BC) на основе электронно-оптического преобразователя (ЭОП) 2+ и 3 поколения.

COT NVG — 28 BC — многофункциональные очки ночного видения c ручной регулиров­кой яр­кости изображения (BC) и высокими тактико-техническими характеристиками.

COT NVM-14 BC — многофункциональный монокуляр ночного видения c ручной регулиров­кой яркости изображения (BC) и высокими тактико-техническими характеристиками.

COT NVM-14 — многофункциональный монокуляр ночного видения, предназначенный для наблюдения и ориентирования на местности, выполнения работ, оказания медицинской помощи, чтения, вождения транспортных средств в условиях естественной ночной освещённости (при свете луны, звёзд). На дальность видения влияет уровень освещённости (наличие облаков, работа на затенённых участках – под деревьями, в тени зданий и т.п.), контраст объект-фон, прозрачность атмосферы. Дождь, снег, туман, дым значительно снижают дальность видения.

Компактный и легкий прибор ночного видения Dedal-370 является поистине универсальным инструментом.

Ночные насадки «Dedal-520, -542, -552, -580» устанавливаются перед объективом дневного прицела или другого оптического прибора (бинокля, подзорной трубы, фото/видео техники).

Источник

Советские ИК приборы ночного виденья (ПНВ) во Второй мировой войне.

Восстановим справедливость. Эта тема малоизвестна, но советские войска и ВМФ, во время войны применяли, как ИК ПНВ различных типов, так и тепловизоры.

Если сделать запрос в Google о “приборах ночного виденья” периода WW 2, то основные ссылки идут о немецких ИК ПНВ Zielgerat 1229 (ZG.1229) «Vampir» для МР-43/1(1944) и ночных прицелах FG 1250 на “Пантерах” (1945г.) и орудиях ПТО (ПНВ AEG для РАК.40). Все это, преподается как “чудо-оружие” и “подчеркивает c я” как немецкое техническое “превосходство”.

Еще есть упоминания об американских успехах в этой области и как пример, удачное тактическое применение ночных ИК прицелов М1“Снайперскоп”, при захвате и “зачистке” Окинавы в 1945 году. Упоминается, что 30%(!?) от общего числа японских потерь, в течение первой недели Окинавской кампании, от работы снайперов с такими прицелами. Эти цифры очень сомнительны и явно несут “рекламный” характер, свойственный американским производителям. Были и другие разработки.

Надо подчеркнуть, что о массовом применении этих ПНВ в WW 2 речь не идет. Как правило, это были войсковые испытания или первые опытные партии. К примеру, у немцев в 1945 году, было 54 оснащенных FG 1250 “Пантер”, а опытная партия MP -43/1 c ПНВ была произведена в количестве 310 шт.

А что в СССР? Как известно до войны в СССР, очень серьезно занимались ИК системами. Информация о наших оригинальных и инновационных практических разработках достаточно известна (материалы есть на нашем сайте). А потом как обрезало. Но советские войска и ВМФ, во время войны применяли, как ИК ПНВ различных типов, так и тепловизоры собственных разработок.

Поэтому, начнем с начала и по порядку.

С 1935 г. в лаборатории В. И. Архангельского началась разработка приборов ночного видения (ПНВ) на основе электронно-оптических преобразователей (ЭОП). Такой преобразователь в ту пору состоял из «фотокатода, испускающего электроны при освещении его инфракрасным светом, и люминесцирующего экрана, светящегося видимым светом при ударе об его поверхность электронов, излучаемых фотокатодом». Объект наблюдения освещался инфракрасным прожектором, свет которого был невидим простым глазом.
Подобные работы велись и за рубежом, но технология производства ЭОП не раскрывалась. Советские ученые самостоятельно весьма успешно решали сложные задачи получения полупрозрачных фотокатодов, экранов, источников питания и т. д.
В середине 30-х годов из открытой печати исчезли публикации по ИК технике — началось предвоенное соревнование ведущих держав в области ночного видения. И вновь, как и в случае с телевидением, талант В. И. Архангельского, П. В. Тимофеева и их соратников вывел их на передовой уровень разработки ПНВ. Уже в 1937 г. они создали макет такого прибора для кораблевождения и наблюдения за судами противника с дальностью действия до 500 м.
П. В. Тимофеевым и В. И. Архангельским была предложена простая оригинальная и технологичная конструкция ЭОП типов Ц-1 и Ц-2, массовое производство которых началось уже в годы Великой Отечественной войны. В организации производства принимали участие В. В. Сорокина, Е. Г. Кормакова, М. М. Бутслов и ряд других сотрудников ВЭИ.

Довоенные ИК- системы управления и наблюдения.

В начале 30-х годов советский инженер-конструктор комиссии минных опытов Морского научно-технического комитета (НТКМ) Соломон Федорович Валк положил в основу своего проекта планирующей торпеды (ПТ), идею пуска с самолетов планирующих бомб или торпед, оснащенных небольшими крыльями и предложил наводить планирующую торпеду на цель с помощью инфракрасных лучей. После отделения от машины такой снаряд самостоятельно планировал к цели. Для этого на ТБ-3 несущем две (ПТ), была оборудована специальная поворотная рама, на которой устанавливались три ИК-прожектора для подсветки цели, а на (ПТ) устанавливался ИК-приёмник для наводки «по лучу». Эта система получила обозначение «Квант». Проектирование системы наведения было передано в специальную лабораторию, занимавшуюся ИК-техникой. ИК систему наведения и комплекс вооружений испытали на ТБ-3 в 1937-1938 гг, результаты признаны удовлетворительными.

Довоенные приборы ночного видения для вождения танков.

Ещё в предвоенные годы в нашей стране велись работы по созданию различных приборов, повышавших огневую мощь танка и расширявших возможности его боевого использования в любое время суток и в различных климатических условиях. Так, на НИБТ полигоне в 1937 г. на танке БТ-7 были испытаны и рекомендованы к серийному производству прожекторы для ведения стрельбы ночью.

В 1939–1940 гг. прошли испытания на танке БТ-7 отечественных инфракрасных приборов ночного видения, получивших наименования «Шип» и «Дудка». В комплект «Шип», разработанный Государственным оптическим институтом и Московским институтом стекла, входили инфракрасные перископические очки и комплект дополнительного оборудования для вождения машин в ночных условиях.

Испытания усовершенствованного комплекта «Дудка» прошли на НИБТ полигоне в июне 1940 г., а затем и в январе — феврале 1941 г. В комплект входили перископические инфракрасные очки для механика-водителя и командира танка, два инфракрасных прожектора мощностью по 1 кВт диаметром 140 мм, блок-пульт, отдельный инфракрасный сигнальный фонарь и комплект электрокабелей к прожекторам и очкам. Масса очков без нашлемного крепления (налобный щиток, боковые растяжки и ремни) составляла 750 г, угол зрения — 24°, дальность видения — до 50 м. Приборы ночного видения были изготовлены заводом № 211 НКЭП. Эти приборы в основном, удовлетворяли ТТТ ГАБТУ РККА и обеспечивали возможность вождения машин в ночных условиях, однако громоздкость и несовершенство конструкции инфракрасных очков, а также трудность их использования, особенно в зимнее время, потребовали их дальнейшей конструктивной доработки, которая не была окончательно сделана из-за начавшейся Великой Отечественной войны.

Читайте также:  Приборы магнитоэлектрической системы краткое

Довоенные проекты и испытания в ВМФ СССР

Работы по использованию теплопеленгации для ВМФ начались 1927 г. Проведенные исследования подтвердили возможность обнаружения кораблей в темное время суток благодаря излучаемой ими теплового излучения.

Теплопеленгаторы применялись в 30-х годах для охраны территории базы радиоуправляемых торпедных катеров. Катера базировались в бухте Пейпия, самолеты управления (МБР-2) — на Копенском озере, сама база не перешейке между озером и бухтой. Написано об этом в книге Никитина «Катера пересекают океан», она есть в сети, на «13-й базе». Технических подробностей там нет.

В 1932–1934 гг. были созданы экспериментальные теплообнаружители, которые неоднократно испытывались в разных условиях и по различным типам самолетов. Испытания позволили установить не перспективность теплового метода обнаружения самолетов. Однако было бы неразумно, ограничившись этими испытаниями, не попытаться опробовать метод теплообнаружения на других видах военной техники для содействия решению иных тактических задач. Военные инженеры Главного артиллерийского управления (ГАУ) предложили провести дополнительную проверку аппаратуры теплообнаружения по обнаружению танков для артиллерийской разведки и по военным кораблям в интересах Военно-Морского Флота.

Испытания по танкам показали малоудовлетворительные результаты. После этого было предложено провести испытания на море. Начальник Морских Сил РККФ В. М. Орлов весьма одобрительно отнесся к предложению ГАУ и рекомендовал провести опыты на Балтике у командующего флотом Л. М. Галлера, большого поклонника новой техники.

В июне – июле 1934 г. под руководством автора данной книги на одном из фортов Кронштадта, а затем на борту линейного корабля «Марат» были проведены разносторонние испытания по обнаружению торговых судов и кораблей Балтийского флота.
В результате испытаний теплоулавливателя диаметром 150 см дальность обнаружения составила: торгового судна 8–9 км; сторожевого корабля 12–16 км; эскадренного миноносца 16–22 км; подводной лодки в надводном положении 3–4 км; парового катера 4–5 км; точность пеленга 1–1,5°.

В 1935 г. было дано задание на разработку опытных образцов теплопеленгаторной аппаратуры для ВМФ. Наблюдение и руководство работой было возложено на Научно-исследовательский морской институт связи и телемеханики (НИМИСТ) ВМФ. В течение года проводились научно-исследовательские работы. В 1936 г. были испытаны три теплопеленгаторные станции БТП-36, изготовленные Всесоюзным электротехническим институтом (ВЭИ), и приняты на вооружение ВМФ по представлению НИМИСТа .

Во время проведения осенних учений КБФ в 1936 г. в качестве объекта обнаружения был использован сторожевой корабль «Тайфун». Испытания прошли успешно. На Северном флоте с 1938 г. при сдаче в эксплуатацию БТП-36, установленных при входе в Кольский пролив (Цып-Наволок, Сеть-Наволок), были проведены специальные учения с использованием теплопеленгаторной аппаратуры в условиях северных широт. Учение проводились в ночное время, при плохой видимости (февраль), с использованием в качестве объекта обнаружения эсминца. Корабль выходил в море без отличительных огней, на разных курсовых углах и скоростях хода. Командование Северного флота дало положительную оценку проведенных испытаний БТП-36. Максимальная ошибка при определении курсового угла составляла при автоматической работе 0,2—0,3° и при ручном управлении — 0,25 тысячной дистанции.
Корабельный вариант получил название «Уран». Первый действующий прибор установили на крейсере «Ворошилов» в 1940 году. В 1941 году планировалось проведение экспериментальных ночных стрельб по высокоскоростной маневрирующей цели (торпедный катер волнового управления) с использованием как теплопеленгатора, так и осветительных снарядов. Должен был проходить заводские и государственные испытания новый образец «Уран – М», предназначенный для установки на эсминцах.

В 1939 году на флотах было установлено 9 береговых теплопеленгаторных станций (БТП-36). В эксплуатации они показали хорошие результаты, обнаруживая корабли на расстоянии от 4 до 14 миль при отсутствии видимости.

В октябре 1939 года успешно прошёл испытания на Чёрном море лабораторный макет уже автоматического теплопеленгатора (АТП-40), созданный в НИИ-10, и на 1940 год заводу № 205 был выдан заказ на его корабельный образец.

Полученным результатам Л. М. Галлер и В. М. Орлов дали очень высокую оценку и просили как можно быстрее передать отчеты по испытаниям и техническую документацию теплоулавливателя. заказывающим органам ВМС.

За исследования по теплообнаружению и полученные результаты коллектив проф. В. А. Грановского (руководителя работы) в 1941 г. был удостоен Государственной премии СССР.

Советские ИК- технологии во время Второй мировой войны

В мае 1942 г. при ВЭИ создается Особое конструкторское бюро во главе с В. Г. Бирюковым по разработке приборов ночного видения для флота, авиации, танковых и инженерных войск. Главным инженером ОКБ стал П. В. Тимофеев, а В. И. Архангельский — ведущим конструктором и начальником лаборатории № 1 этого Бюро.

На протяжении всей войны для облегчения движения танков в условиях плохой видимости, заводом №237, совместно с Государственным оптическим институтом (ГОИ) и Всероссийским электротехническим институтом велись работы по созданию ночных активных инфракрасных приборов — подсветочных светосигнальных приборов для вождения танков в колоннах. С конца 1942 г. и до осени 1944 г. конструкторами завода №237 Коневым и Гладилиным, совместно с ГОИ велись работы по созданию «приборов ночного вождения к танкам Т-34».

Есть подтвержденные данные о факте фронтовых испытаниях танковых ПНВ в 1943 году. В книге генерала Бирюкова Николая Ивановича ”Танки — фронту!” Записки советского генерала.(Смоленск: Русич, 2005. — 480 с. — (Мир в войнах). isbn 5–8138–0661-Х.). воспроизведены записи, сделанные в служебных тетрадях заместителя командующего бронетанковыми войсками Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, по всем вопросам деятельности командования БТВ. Среди них — более 90 телефонных разговоров Н. И. Бирюкова с И. В. Сталиным, прокомментированных кандидатом исторических наук Е. Н. Цветаевым.

Приборы ночного вождения испытывались на двух танках Т-34 на Западном фронте в мае 1943 года. В ходе боевых действий один из них, по воспоминаниям Н. И. Бирюкова, был захвачен немцами. Вызванные, по этому поводу к Сталину Н. И. Бирюков и Б. М. Коробков подверглись унизительному шельмованию: «Вам обоим по «Железному кресту» от Гитлера», — кричал Нарком.

Ночные указания тов. Сталина от 17 мая 1943 г. как раз и были следствием этого эпизода.

17 мая 1943 г. (18.05.43 г. 0 ч. 10 мин.)

“7. Проверить результаты расследования по приборам ночного вождения. Их нельзя было посылать без разрешения тов. Сталина.

То же самое нельзя было делать и с минными тралами. Нужно было получить разрешение тов. Сталина. Расследовать, кто послал минные тралы фронтам, где они находятся. Минные тралы и приборы ночного вождения являются секретными, и без разрешения тов. Сталина никому не посылать. Учесть все тралы на фронтах и запретить их применение без разрешения тов. Сталина. Проверить по всем фронтам наличие тралов, где они и сколько их находится. Все учесть и запретить применение без разрешения тов. Сталина. Результаты по обоим вопросам доложить тов. Сталину. Всякое нововведение в танках и танковом вооружении, могущее быть использованным противником, можно посылать в действующую армию по разрешению тов. Сталину.

Читайте также:  Прибор для выставления фаз грм ваз

8. Проверить, где находится полк с экранированными танками и доложить тов. Сталину на предмет получения разрешения на его применение.

Информация об данных испытаниях отсутствует. Но возможно, ПНВ в танковых войсках применялись на фронте и в дальнейшем. Сомнительно, что бы их было много. Но они были.

Разработка улучшенных ПНВ продолжалась. Осенью 1944 г. инфракрасный прибор ночного видения механика-водителя ИКН-8, установленный в танке Т-34-85 прошёл испытания на НИБТ полигоне.

Полученные при проектировании, изготовлении и испытаниях результаты. были использованы при создании приборов ночного видения в первом послевоенном периоде советского танкостроения.

Ночные прицелы и системы наблюдения ИК в войсках.

В инженерных войсках к концу войны с помощью ИК техники решались задачи инженерной разведки, наблюдения за передним краем обороны, обеспечения переправ, наблюдения из дотов и дзотов. (Фото данных приборов не обнаружил).

Применялись ночные прицелы и для оснащения стрелкового оружия. В частности, в 1943(!) принят на вооружение ИК прицел Ц-3, ими оснащались автоматы ППШ для вооружение бойцов ШИСБр (Штурмовые инженерно-саперные бригады) и вероятно, ОСНАЗ НКВД. Точных данных в открытых источниках, я не нашел, но есть это фото, правда без ИК- прожектора и батарей.

ИК техника была секретной, ее было не много, но все выше перечисленное, не позволяет усомниться в том, что это было на самом деле.

В авиации для ночного наведения самолетов нашли применение приборы «Гамма — ВЭИ». В декабре 1943 г. на фронте, западнее Смоленска, они прошли войсковые испытания, при этом ИК маяк с самолета был виден на расстоянии до 40 км, знаки сигнального полотнища — до 3…4 км, кодовые мигающие огни — до 8 км.

Другой информации не обнаружил.

Применение теплопеленгаторов в ВМФ СССР

В июне 1941 г. на Черноморском флоте уже имелось 15 ИК пеленгаторов, к ноябрю были получены еще 18. Командование флота перевело на «ИК огни» вход в главную морскую базу — Севастополь. Было замечено, что противник, не видя ИК лучей, не обстреливает фарватер. В 1943 г. «ИК огни» признаются основным средством ограждения фарватеров, а весь штурманский состав Черноморского флота обучается обращению с ИК приборами. Было признано, что приборы наблюдения — пеленгатор «Омега — ВЭИ» и бинокль «Гамма — ВЭИ» — надежны и удовлетворяют предъявленным к ним требованиям. К 1943 г. все корабли Черноморского флота были оборудованы ИК приборами для совместного плавания в строю.


Заслуживает внимания полезная инициатива командования Ленинградской военно-морской базы КБФ, которое для обеспечения защиты блокированного Ленинграда со стороны залива использовало передвижную теплопеленгаторную станцию АТП-39. Она находилась в ведении ОВРа. В весной 1942 г. по заданию штаба ОВРа, спецстанция была установлена в районе Лисьего Носа и вела наблюдение за кораблями противника в секторе Петергоф — Кронштадт и, кроме того, контролировала проход по Северному фарватеру. Свою задачу подразделение теплопеленгаторной станции успешно выполнило.
В середине 1942 г. спецстанция с личным составом была перебазирована на ораниенбаумский участок с подчинением Кронштадтскому укрепленному району (КУРу). Ее задачей было блокирование прохода южного фарватера в секторе Кронштадт — Б. Ижора — Шепелев маяк.
Дополнительной задачей являлась охрана прилегающего побережья. Особенно важно это было в зимний период при замерзании залива и возможности выхода противника на лед. Подразделение спецстанции в тот период было единственной морской воинской частью в этом прибрежном районе. Наиболее эффективная боевая работа спецстанции АТП-39 была после перебазирования ее в конце 1943 г. на о. Лавенсаари (о. Мощный). За период боевой службы на о. Лавенсари с июля 1943 г. по 20 сентября 1944 г. спецстанция АТП-39 проработала свыше двух тысяч часов в ночное время, дав 1879 обнаружений объектов — надводных кораблей и подводных лодок в надводном положении

С момента освобождения г. Таллинна (22 сентября 1944 г.) спецстанция АТП-39 вместе с личным составом из ОВМБ КБФ была перебазирована в Таллиннский морской оборонительный район.

НИМИСТа ВМФ . Значительная часть научных тем была связана с разработкой для ВМФ средств связи, радиоэлектроники, телемеханики и автоматики, гидроакустики, наблюдения и разведки, в том числе и использования инфракрасного излучения. Помимо теплопеленгаторных станций, были разработаны блок-станции, специальные бинокли ночного действия, оптические телефоны и прочая специальная техника для ВМФ. Они также нашли применение. Блок-станции на инфракрасных лучах работали в период войны и блокады Ленинграда на входе в Морской канал (Ленинград) и для блокировки южного фарватера на траверзе Б. Ижора — Толбухин маяк. Бинокли ночного действия применялись на кораблях ОВРа в 1944 г. при прорыве минных позиций в Нарвском заливе.
Источник: БОЕВОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ. Инженер-майор в отставке М. М. Попов

Работы ОКБ ВЭИ совместно с Государственным оптическим институтом (ГОИ) высоко оценили академики С. И. Вавилов и А. А. Лебедев, заместитель главкома ВМФ адмирал Л. М. Галлер, генерал-полковник инженерных войск М. П. Воробьев, генерал-полковник С. М. Штеменко и ряд других крупных военачальников.

В Германии были свои довоенные разработки. И кто у кого и что копировал, неизвестно. Но факт того, что Т-34 с ПНВ в 1943г. попал в руки врагу, существует. Не исключено, что и другие образцы трофейных советских ИК ПНВ изучались противником и это могло дать толчок в развитию немецких ПНВ и практическому применению их в войсках.

Сразу после войны проводилась сравнительная оценка советских (ВЭИ) и трофейных немецких ИК ПНВ. Советская техника ночного видения по основным тактико-техническим показателям нисколько не уступала немецкой.

Источники: Инфракрасные лучи на вооружении РККА. История создания Советской техники ночного видения.

Под редакцией — Сергей Иванов «The Russian Engineering» .Февраль 2010.

Никитин «Катера пересекают океан»

М. М. Лобанова «Развитие советской радиолокационной техники»:

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕПЛООБНАРУЖИТЕЛЕЙ В БЕРЕГОВОЙ ОБОРОНЕ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА СССР В 1934-1945 гг.Владимир КАЛИНИН

«Министр невероятной промышленности СССР. Страницы биографии», Техносфера, 2007г.

Бирюков Никола Иванович ”Танки — фронту!” Записки советского генерала. (Смоленск: Русич, 2005. — 480 с. — (Мир в войнах).

Источник

Adblock
detector